Timofeev Oleg Vitalievich Тимофеев Олег Витальевич (timotv) wrote,
Timofeev Oleg Vitalievich Тимофеев Олег Витальевич
timotv

Каким образом мировая экономика зависит от США? Хазин М.Л. 14.10.2010

Времена «плана Маршалла» канули в Лету. О роли США в современной мировой экономике сказано много, но, мне кажется, имеет смысл напомнить, как устроена современная система разделения труда. Без этого трудно понять, например, почему роль Китая сильно ограничена и он не может в одиночку поднять мировую экономику.

Начнем с 1945 года. В этот период мир лежал в руинах, и только экономика США, на территории которых не было войны, возвышалась как скала, составляя на тот момент более 50 процентов от мировой. В этот момент был принят знаменитый «план Маршалла» в отношении Европы, однако мало кто понимает, в чем был его реальный смысл. Все обычно говорят о том, что Западной Европе (в первую очередь Германии) дали кредиты на восстановление производства. Это частично верно, хотя объем этих кредитов был весьма ограничен на общем их фоне. Главное – в другом.

Представим себе владельца какого-либо европейского предприятия. Он получил кредит, построил (восстановил) завод, а дальше что? Кредиты (не обязательно американские) нужно возвращать, а для этого нужно продавать продукцию завода, но кому ее продавать? У большинства людей денег нет, вся Европа – груды битого кирпича… Что делать?.. Так вот, главная суть «плана Маршалла» состояла в том, что Европе открыли рынки сбыта в США. Туда начали продавать свою продукцию заводы, а уж затем, за счет прибыли, они не только расплачивались с кредитами, но и платили зарплату, за счет которой и создавался внутренний спрос в самих западноевропейских странах.

Именно за счет американского спроса появилось знаменитое «немецкое чудо» послевоенного восстановления, американские кредиты сыграли тут второстепенную роль. Но и США тоже платили за это – сокращением объема внутреннего спроса на свою продукцию. Частично это компенсировалось поставками оборудования за рубеж (именно на это в основном шли деньги из «плана Маршалла»), но постепенно этот фактор должен был сыграть свою негативную роль.

Далее, по мере расширения американского влияния, этот план повторялся. В 1950 году, после победы компартии под руководством Мао Цзэдуна в гражданской войне в Китае, к этой программе подключили Японию, Тайвань и Гонконг (именно тогда, в 1950-м, началось японское «экономическое чудо»), после окончания войны в Корее – Южную Корею, а затем, в начале 1970-х, и Китай. Причем последний долго добивался этого, начиная с середины 1960-х годов, и заплатил за это и разрывом с СССР, и долгой «культурной революцией», которая была нужна для того, чтобы сломить предпочтения «старой» партийной верхушки, ориентированной на сотрудничество с советским блоком.

И лишь после того, как кризис грянул и в США, после дефолта 1971 года, тогдашний госсекретарь Генри Киссинджер поехал в Китай готовить почву для усиления отношений, а затем, в 1973 году, туда поехал с визитом президент США Никсон. И американские рынки открылись для китайской продукции.

Отметим, что такая политика не только позволяла США привязывать к себе большие страны и регионы. Она еще и давала возможность закрывать внутренний потребительский спрос более дешевой продукцией, чем произведенная внутри США, – это освобождало средства, которые могли идти на покупку «высокотехнологичной» продукции. В результате США закрепляли за собой роль технологического центра, но постепенно теряли возможности по производству дешевой продукции массового потребления.

После начала «рейганомики» этому процессу был дан новый толчок: кредитная накачка спроса стимулировала покупки, уровень жизни в США стал быстро расти, в том числе за счет быстрого роста импорта. Внешнеторговый баланс страны, который еще в 1960-е годы был положительным, стал дефицитным. Приток товаров на американские рынки (импорт) стал все больше и больше отрываться от продаж американских товаров на рынки внешние. Но этот разрыв компенсировался двумя обстоятельствами: во-первых, эмиссией долларов, а во-вторых, притоком капиталов на финансовые рынки США.

В результате создалась ситуация, которую я называю «20/40»: доля США в мировой экономике по потреблению сократилась по сравнению с 1945 годом, но не сильно – до уровня примерно 35–40 процентов, а вот собственное производство упало сильно – до примерно 20 процентов. Разумеется, считать нужно по паритету покупательной способности, а не по номинальному курсу валют разных стран. Естественно, производит сегодняшняя Америка намного меньше, чем потребляет. И эта разница – это поддержка США производства во всем мире.

Никто не хочет, чтобы остановились заводы на их территории, чтобы люди потеряли работу; поэтому все страны мира (особенно те, кто вовлечен в эту схему, что называется, первым номером) очень хотят, чтобы она продолжила свое действие. Беда только в том, что сами США уже не могут поддерживать спрос. Но именно из-за наличия такой колоссальной диспропорции, которая описана выше, спрос США и играет столь важную роль в современной мировой экономике.

Михаил Хазин, экономист и политолог, президент компании экспертного консультирования «Неокон»

http://rus.ruvr.ru/2010/10/13/25778385.html
Tags: США, Хазин М.Л., кризис в экономике, международные отношения, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment