Timofeev Oleg Vitalievich Тимофеев Олег Витальевич (timotv) wrote,
Timofeev Oleg Vitalievich Тимофеев Олег Витальевич
timotv

Ледокол для Наполеона

Оригинал взят у zamglavred в Ледокол для Наполеона
17 октября 2012 года в рамках года Российской истории и в честь 200-летния победы русского народа в Отечественной войне 1812 года Российский институт стратегических исследований (РИСИ) провел международную научную конференцию по теме «1812 год. Освобождение России от нашествия неприятельского. Уроки истории и вызовы современности».

Открыл конференцию кандидат исторических наук директор РИСИ Леонид РЕШЕТНИКОВ, вкратце рассказав об историках, приехавших в Москву за тысячи километров – с пространства от Екатеринбурга до Парижа. Первым слово было предоставлено Петру МУЛЬТАТУЛИ, кандидату исторических наук, ведущему научному сотруднику Центра гуманитарных исследований РИСИ. Он сделал обзор современной историографии Отечественной войны 1812 года, особо остановившись на случаях злонамеренного искажения исторических фактов. Тема его доклада звучала так: «Лживый миф о превентивной войне 1812 года». Подобно тому, как предатель Родины В. Резун выдумал и распространил псевдо-исторический миф о намерении СССР в 1941 году первым напасть на Германию, так же и некий Олег Соколов скопировал тот же прием в приложении к событиям начала XIX века, а именно: Александр I будто бы намеревался напасть на Наполеона, и Бонапарт-де всего лишь упредил «потенциального агрессора», нанеся свой удар первым. Представленную на конференции свою книгу Петр Мультатули так и назвал по аналогии с резуновским заглавием: «Ледокол» для Наполеона». В этой книге автор детально показал полную несостоятельность обвинений России в якобы планировавшейся ей агрессии.


Следует напомнить, что стремление вызвать у читателя определенную запрограммированную заранее реакцию за счет создания у него иллюзии, будто бы то или иное развитие событий вероятно, является атрибутом современных идеологических диверсий, содержание которых выдумывают не какие-то отдельные псевдо-историки резуны, а разрабатывают аналитические центры ведущих стран. Впервые такого рода широкомасштабную и массированную диверсию американские специалисты провели в 1970 году в Чили в ходе президентских выборов. Тогда на стенах домов в чилийских городах вдруг появились плакаты с изображением советских танков и с комментарием: «Эти танки тут же появятся в Чили, как только победит Альенде». А группы молодых людей, будто бы члены молодёжной социалистической организации, обходили дома состоятельных чилийцев и проводили опрос: какая у вас жилплощадь? Сколько на ней проживает жильцов? Сколько бомжей мы сможем подселить к вам после нашей победы на выборах?

Доктор истории Национального института восточных языков в Париже Андрей РАЧИНСКИЙ посвятил свое выступление более узкой теме – несостоявшейся коронации Наполеона в Москве. На основе изучения архивных данных он восстановил первоначальные планы французского императора, которые предполагалось реализовать в ходе «русского похода» (так называется эта война во французской историографии), а также планы Александра I. Бонапарт собрал огромную военную силу, противостоять которой Россия была не в состоянии. Поэтому, прогнозируя войну на территории нашей страны, русское правительство еще в 1810 году «запланировало» оставить Москву и отступать вглубь страны. Планы эти ясны из переписки Российского Императора, из бумаг Ф.В. Ростопчина - московского генерал-губернатора в 1812 году (кстати, сознание своей военной слабости и планы оставить Москву в случае наступления французов абсолютно исключают ту ложь о России как потенциальном агрессоре, будто бы намеревавшемся напасть), из других источников.

Наполеон же готовился к вторжению всерьез и комплексно. Кроме чисто военных операций он разработал также мощное психологическое, разлагающее воздействие на русскую армию и на мирное население России. Еще в Париже им был подготовлен Указ об отмене в России крепостного права, который в Москве был переведен на русский язык, напечатан в полевой типографии и расклеен по городу. Разумеется, - подчеркнул Андрей Рачинский – Бонапарту дела не было до русских крестьян, он стремился стравить крестьян с помещиками, а в русской армии соответственно солдат – с офицерами. И сделать, таким образом, нашу армию и страну неспособной к ведению боевых действий. Для внесения смуты среди казачества, сановники Наполеона разыскивали кандидатуру на роль нового Пугачёва. Россию предполагалось расчленить на несколько частей-стран: Украина, Казакия, Татария, Сибирь… Успел он создать только Литву, правительство которой даже провело мобилизацию в армию.

К коронации Наполеона шла широкомасштабная подготовка. Из Парижа прибыл балет, из Италии в Москву приехал оперный театр. Императорские регалии также были доставлены в столицу России.

Александр I знал обо всех этих планах Наполеона. Коронация не состоялась. В силу ряда причин в Москве начались пожары, опустошившие город. Указ об освобождении от крепостной зависимости просто некому было читать. А реквизиции продуктов и фуража у окрестных крестьян были дурной иллюстрацией к освободительным декларациям. В Москве невозможно было дальше оставаться, не то что короноваться. Конечно, французская армия могла переместиться, например, в еще не разграбленную Тверь (до нее было всего три дневных перехода) и оттуда угрожать Санкт-Петербургу. Но в Твери нельзя было короноваться…

Старший научный сотрудник Центра гуманитарных исследований РИСИ кандидат исторических наук Денис МАЛЬЦЕВ в своем выступлении «Проблема готовности русской императорской армии к войне 1812 года в трудах историков и реальной действительности» провел аналогию между Наполеоном и Гитлером. В обоих случаях России грозили объединенные силы Западной Европы. Наполеону все же не удалось втянуть в 1812 году в военные действия против России Турцию и Швецию. Дипломатия Александра I оказалась сильнее французской. Австрия и Пруссия, хотя и встали на сторону Наполеона, выставили в его армию существенно меньшие силы, чем те, которые они смогли дать в 1813 году для войны уже против Наполеона.

Оценки, данные Денисом Мальцевым России и русской армии в 1812 году, носили весьма оптимистический характер. Но его тезис о значительном превосходстве русского солдата – в плане вооружения и выучки – над французским все-таки представляется избыточным. Оружие и выучка у французского солдата были отменными. И М.И. Кутузов принял решение об отводе русских войск после Бородинского сражения из-за понесенных невосполнимых потерь. Французские орудия били по русским шеренгам эффективно, а французские стрелки слали заряды метко.

Профессор Санкт-Петербургского государственного университета доктор исторических наук Леонид ВЫСКОЧКОВ выступил с докладом на тему «Народы России в Отечественной войне 1812 года». Он наглядно, «с цифрами в руках», показал, что с обеих сторон воевали представители разных этносов и этнических групп. Лишь половину армии Наполеона составляли французы. Остальные – подданные 25 европейских стран, среди которых доминировали солдаты и офицеры разных германских государств (170 000 человек). Существенная доля приходилась на поляков (85 000 человек), к которым присоединились и этнические поляки из поместий западных областей России (15 000 человек), что с их стороны явилось изменой, если участь, что дворяне владели поместьями за службу императору во время войны.

В русской армии кроме регулярных частей действовали также многочисленные ополчения, набранные в том числе из Минской губернии, из Малороссии, из Курляндии, с Поволжья. Кстати, за Российскую империю воевали и поляки. На территории Картли и Кахетии не проводился рекрутский набор, однако в русской армии служили грузинские генералы и офицеры. Разумеется, нельзя забыть о донских казаках, насчитывающих в рядах армии, победившей Наполеона, 55 000 человек. В числе 31 национального конного полка находились башкирские, калмыцкие, ногайские части, были ополчения из числа мещеряков (финно-угров).

В завершение своего доклада Леонид Выскочков подчеркнул, что участие разных народов России в Отечественной войне явилось важным этапом формирования национального самосознания народа России как самосознания нации.

Заведующий кафедрой всеобщей истории Уральского государственного педагогического университета в Екатеринбурге доктор исторических наук Владимир ЗЕМЦОВ рассказал об итогах исследования панорамы Ф.А. Рубо «Бородинская битва» в контексте позднейшей мифологии. Показывая слайды с фрагментами полотна, докладчик разбирал каждый сюжетный фрагмент, соотнося изображенный на нем эпизод с реальным хронометражем событий. Во многих случаях художественные образы на полотне не соответствовали реальным событиям и даже элементарно реальному виду солдат и офицеров, которые в определенный момент битвы должны были находиться в определенном месте. Например, один фрагмент панорамы изображал деревню, которой на самом деле к тому моменту просто физически не существовало. Опыт исторической реконструкции позволяет сегодня понять, например, сколько на самом деле должно стоять возле орудия артиллеристов, чтобы орудие было в состоянии вести огонь, сколько на самом деле находилось возле каждого орудия зарядных ящиков. И вот этот опыт исторических реконструкций убедительно показывает отсутствие реалистичности в изображенных на панораме образах (один русский солдат изображен во французской кирасе). В некоторых местах полотна на первом плане оказываются солдаты в прусских мундирах, а не в русских и не во французских. Докладчик сделал предположение, что такой акцент возник из-за того, что писалось полотно в Мюнхене…

Старший научный сотрудник Центра экономических исследований РИСИ Николай ТРОШИН выступил с докладом «Континентальная система: история и современность». Он напомнил участникам конференции, что главное противоречие исследуемой эпохи составлял конфликт двух самых динамично развивавшихся силовых центров мира (могущество коих заключалась в мощной финансовой системе и в соответствующем ей военном превосходстве) – Лондона и Парижа. Причем, первыми прибегли к экономическим методам ведения войны не французы, а англичане. Они начали блокировать порты третьих стран, торговавших с Францией. Наполеон лишь в качестве ответной меры заявил о блокаде британских портов. Из этой ответной меры и выросло то явление, которое в историографии обозначается словами «континентальная блокада». Николай Трошин привел интересные свидетельства русского наблюдателя о том, что на экономику Англии блокада существенного влияния не оказала. Впрочем, это мнение тогда же уже оспаривалось, если учитывать потребность главной ударной силы туманного Альбиона, британского флота, в пеньке – стратегически важном товаре, закупавшемся Британией (монопольно) в России с незапамятных времен.

Важнейшим историческим Рубиконом, сделавшим начало вторжения Наполеона в Россию неизбежным, стало нарушение со второй половины 1811 года условий, предписанных континентальной системой. Докладчик выразился более дипломатично: континентальная система Россией уже строго не соблюдалась. Однако, следует полагать, что именно названная «нестрогость соблюдения» и торила путь вторжению. Александр I из двух зол выбрал Лондон.

Профессор Белорусского государственного экономического университета доктор исторических наук Надежда АБЛОВА рассказала о том, как в современной белорусской историографии отражается Отечественная война 1812 года. Ей был дан подробный анализ всей вышедшей в братской республике исторической литературы, а также она рассказала историю прямо-таки анекдотическую. Готовясь к выступлению, докладчица заглянула в частности на сайт Посольства Франции в Минске. Можно было заранее догадаться, что французы не называют ту войну отечественной, предпочитая обозначать ее как «русский поход Наполеона». Однако одна фраза в заглавии на французском сайте удивила совсем уж необычной формулировкой: «План мероприятий, посвященных 200-летию переправы через Березину»…

Срез исторической памяти об Отечественной войне 1812 года в Малороссийских областях проанализировал заведующий кафедрой истории Украины и всемирной истории Харьковской государственной академии культуры доктор исторических наук Сергей ПОТРАШКОВ. Точнее говоря, тема доклада содержала в себе оборот речи «в памяти украинцев», что невольно побуждает задаться вопросом: составляют ли великороссы, малороссы и белоруссы все еще один народ, живущий в трех новообразованных государствах, или уже появилась на свет (каким-то чудом за два-то десятилетия) украинская нация. По этому поводу никаких объяснений не давалось. Во всяком случае Надежда Аблова из Белоруссии от попыток определить зону расселения «этнических белорусов» категорически отказалась (как в годы войны 1812 года, так и сегодня), как от задачи заведомо неразрешимой.

Заместитель руководителя Центра исследований и проблем стран ближнего зарубежья РИСИ доктор исторических наук Александр СЫТИН, проводя в своем докладе «1812 год как апогей Российской империи» исторические параллели, назвал события 1813 – 1814 годов «первой мировой войной».

С такой аналогией вполне согласился заместитель директора Института стран СНГ кандидат педагогических наук Игорь ШИШКИН, прочитавший доклад на тему «Россия и претенденты на мировое господство: 1812 – 2012 годы». По его мнению, на протяжении всей истории России на Западе постоянно какие-то две силы вели борьбу за лидерство, а наша страна лишь вовлекалась в эту чужую борьбу с одной из сторон. Он напомнил мнение по этому поводу Николая Данилевского, который писал, что подобная ситуация даже выгодна России, так как она вольна сама выбирать из двух одного союзника – по своему произволу. Впрочем, Игорь Шишкин тут же заметил, что этот выбор неизменно был сопряжен с жутчайшими катастрофами – с военными столкновениями, в которых погибали миллионы русских людей. А это позволяет считать обе противоборствующие стороны неизменно враждебными русскому народу.

Далее докладчик, оттолкнувшись от исторических конфликтов «Париж – Лондон» (который, вызвал так называемые наполеоновские войны) и «Берлин – Лондон» (вызвал Первую мировую войну), перенесся в наше время и обратил внимание участников конференции на глобальное противостояние между Вашингтоном и Пекином. В своей борьбе за мировое лидерство обе стороны, по мнению Игоря Шишкина, являются враждебными России. И лучший способ действия для нашей страны – не выбирать себе в союзники ни одну из противоборствующих сторон.

Следует заметить, что подобный вывод представляется несколько наивным, если всерьез опираться на знания – исторический опыт предыдущих глобальных противостояний. Из опыта прошлого мы знаем, что англосаксонский центр мира, будь то Лондон или Вашингтон, все века своего существования предпочитал для достижения своих геополитических целей использовать некий таран – третью страну (или третьи страны), которым предстояло в каждом грядущем конфликте лечь костьми. А уже на этих костях англосаксонский мир неизменно устанавливал свое господство – с каждым разом всё более глобальное. Так, Александр I перестал соблюдать континентальную блокаду Англии вовсе не потому, что России так уж нужны были какие-то английские товары, а исключительно из-за нужды Англии в российском сырье, необходимом для оснащения британского флота, а также в доходах с торговли, которая была осложнена Наполеоном на иных торговых путях. Николай II в 1914 году отдал приказ о мобилизации – акт однозначно враждебный в отношении Германии и с неизбежностью ведущий к началу военных действий – в условиях, когда между Россией и Германии не было никаких антагонистических противоречий. Это Лондон стремился уничтожить Берлин как второй по силе финансовый центр мира в начале XX века; и уничтожил-таки его Версальским миром! Наконец, после Первой мировой войны правительство Германии (Веймарская республика) страстно возжелало войти в цивилизованную семью народов – в Западный мир, не понимая и не желая понимать, что Германия может быть в этом мире только «бедным родственником» - младшим партнером, на которого сильные члены сообщества будут спихивать свои проблемы и которому предстоит выполнять самую грязную работу по обслуживанию Запада. В тот период такой работой была война против СССР, ставшего не в пример Российской империи новым центром мира – финансовым, идеологическим, военным, политическим. Веймарская республика не пользовалась поддержкой немцев и не в состоянии была выполнить такой «заказ». В состоянии сделать это оказался А. Гитлер, которой точно так же, как Веймарская республика, продолжал идти против течения; он действовал вразрез с традиционной внешней политикой Германии, а именно: усиливал конфронтацию с Россией (чего никогда не позволяли себе прусские короли) и все теснее сближался с Западом (вероятно, и Рудольф Гесс в 1940 оду не на прогулку в Шотландию полетел).

На этом историческом фоне в ситуации, когда четко обозначилось противоборство Вашингтона и Пекина, нетрудно догадаться о том, кому, по замыслу «шахматистов» с большой шахматной доски, на этот раз отводится роль пушечного мяса в грядущей большой войне с Китаем… У этого кандидата уже двадцать лет прослеживается одна черта, страшно похожая на наблюдавшуюся у Германии в 30-е годы XX века – стремление «российских» «элит» войти в семью цивилизованных народов мира – стать частью Западного мира. И очевидно, что снова в качестве его «бедного родственника». И если Александр I не смог до конца (только до 1811 года) выполнить свои обязательства по континентальной системе, если Николай II не смог не подписать указ о всеобщей мобилизации в 1914 году, если Сталин не смог предотвратить войны с Гитлером, то каким таким чудесным образом В. Путин уклонится от… достаточно вспомнить 11 сентября 2001 года: кто тогда первым выразил скорбь и объявил в стране траур, забегая впереди паровоза?

Далее с докладом «Отечественная война 1812 года: северное направление и прибалтийцы» выступил председатель Общества европейской генеалогии и геральдики Эстонии, руководитель Русской писательской организации Эстонии Владимир ИЛЛЯШЕВИЧ. Доклад этот опирался на фундаментальный труд «Прибалтийцы в Отечественной войне 1812 года» (Под общей редакцией В.Н. Илляшевича. Таллин, 2011). Его составители (В.Н. Илляшевич, М.С. Гайнуллин), можно сказать, показали образец того, как темы всемирной истории – через Отечественную войну 1812 года – соединяются с работой краеведческого характера. Более половины этого увесистого тома (всего 656 с.) составляют биографические материалы про выдающихся прибалтийских (остзейских) военных, проявивших себя в ходе военных действий.

На конференции выступали и другие историки, которые затронули ряд важных тем краеведческого характера, сопряженных с Отечественной войной 1812 года.

Tags: информационная война, искажение истории России, искажение мировой истории, история, уничтожение России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments