Timofeev Oleg Vitalievich Тимофеев Олег Витальевич (timotv) wrote,
Timofeev Oleg Vitalievich Тимофеев Олег Витальевич
timotv

Рассказ пособницы террористов

Оригинал взят у maramus в Рассказ пособницы террористов


Меня зовут Нура Халед Тукани. Мою мать зовут Рабиа Зейна Аль-Сакка. Мне 22 года. Замужем. Имею двоих детей. Сначала я жила в районе Баб Амру на улице Абдалла Бен Аль-Зубейр, рядом с полевым госпиталем.
Я познакомилась с Раедом Аль-Жури, и он предложил мне работать в госпитале, помогать лечить раненых. Потом он попросил меня перевозить оружие. Мы выходили из Тель Аль-Шор в Джобар, а из Джобара - в район Баб Амру, перевозили оружие в детских калясках.

Однажды мне позвонил Раед Аль-Жури и сказал, что нужно перевезти партию оружия. Попросил приехать в Тель Аль-Шор. Когда я приехала, он мне сказал, что я должна на площади Джобар встретиться с одним молодым человеком по имени Аля Джасем. Через час после нашей встречи привезли оружие, и я его распределила по 4-м детским коляскам.

Вопрос: А откуда привезли оружие?
Ответ: Из района Вади Халед с территории Ливана. Оружие перевозили на закрытом автомобиле черного цвета или на такси. Оно было в ящиках.
Эти ящики везли со стороны Ливана через озеро Каттыне на лодках, а потом загружали или в этот автомобиль, или - в обыкновенное такси.
Затем его поставляли в Тель Аль-Шор. Там есть подземный тоннель, через который двое молодых людей вручную переносили ящики с оружием в район Джобар. Иногда вместе с оружием поставлялись и медикаменты.
В Джобаре я встречалась с этими людьми и принимала от них груз, который распределяла по 4-м коляскам, сверху укрывала оружие одеялами, а на них устраивала детей. После этого я направлялась в район Баб Амру.

Вопрос: А откуда были дети, чьи они?
Ответ: Это дети одной женщины-врача, которая работала с боевиками. Она давала мне своих детей, чтобы я смогла беспрепятственно пройти через блокпосты. Детей было двое: годовалый мальчик и девочка 2-х лет.
Мы без каких-либо препятствий проходили через блокпосты: в детских колясках были дети, их одежда и вещи.
Доставленные таким образом медикаменты и оружие я сдавала от имени Радвана Ар-Рифаи и Раеда Аль-Жури в здание мечети Аль-Джейляни.

Вопрос: А какое оружие там было?
Ответ: Боеприпасы: патроны к автоматам Калашникова, РПГ и ДШК, снаряды и т.д. Боеприпасы рапределялись между боевиками. За работу платили всем по-разному: кому – деньгами, а кому - наркотическими таблетками.

Вопрос: Какую роль играла во всем этом женщина- врач, о которой вы говорили ранее?
Ответ: Нам сказхали, что она – врач, а звали её "муаллем" (мастер, учитель). Её муж - Халед Абу Аль-Фида – промышленник.

Вопрос: Как она выглядит? Опишите её.
Ответ: Высокая, молодая, у неё двое детей.

Вопрос: Какое отношение она имела к боевикам?
Ответ: Она была правой рукой Раеда Аль-Жури.

Вопрос: Расскажите теперь о захвате мирных граждан.
Ответ: Однажды ещё ночью мы договарились, что утром поедем к одному человеку в район Аль-Шабабие, по известному нам адресу. Там жил один состоятельный человек.

Вопрос: А кто договаривался и с кем?
Ответ: Мы – это я, Раед Жури и эта женщина-врач. В 8 утра я на такси приехела в этот район по указанному мне адресу. Постучала в дверь и представилась беженкой. Попросила помощь и приют. Он впустил меня. Как и было договорено, я соблазнила его, переспала с ним, после чего подсыпала ему в чай снотворное. Затем позвонила одной своей подруге, а когда она пришла, мы ограбили квартиру, забрав всё ценное. Моя подруга подняла спящего мужчину на руки и вынесла из квартиры. Таким же образом мы похитили троих.
После этого мы стали похищать водителей машин. Мы отстанавливали такси и силой заставляли людей ехать в район Баб Амр. Однажды мы похитили одного немолодого человека, но когда доехали до до блокпоста мосту, который ведёт в Баб Амру, он отказался ехать дальше, и тогда моя подруга Рана приставила к животу мужчины нож и приказала, чтобы он ехал дальше или она его прирежет. Когда он, испугавшись, все таки доставил нас на место – к зданию школы имени Наифа Аль-Авада – мы сдали его на руки Раеду Аль-Жури и боевикам. Платили нам за это тысячу сирийских фунтов и 4 упаковки наркотиков.

Вопрос: Какая фамилия у Вашей подруги, о которой Вы рассказаваете?
Ответ: Рана Аль-Букаи. Мы тогда жили в здании одного из госучреждений и армия нас охраняла. Раед мне сказал, что всех охранников нужно убить одного за другим. Однажды один из солдат зашёл за сигаретами в магазин. Я зашла за ним следом и, схватив его за руку, сделала вид, что хочу пожаловаться на наше бедственное положение. В этот же момент подбежал Раед и схвалил его за другую руку и потащил за собой вглубь магазина. Наше дело заключалось в том, чтобы помогать хватать людей на которых нам указывали.

Вопрос: Что вы делали потом с этими людьми?
Ответ: Похищенных забирали на плантацию одного человека Халеда Зейба, расположенную неподалёку от кладбища, а там их резали и хоронили в братских могилах.

Вопрос: Расскажите, что происходило на самом деле в районе Баб Амру с самого начала.
Ответ: Были манифестации, люди выходили на улицы. В них стреляли боевики, а потом распространяли слухи, что это сотрудники сил безопасности и военнослужащие стреляют в мирных граждан. Когда так говорили, то никто не возражал, так как все слушались Раеда Аль-Жури, а кто был не согласен - того убивали.

Вопрос: Что Вы знаете про иностранных журналистов?
Ответ: Собрались я, Раед Аль-Жури, женщина-врач и ещё один человек по имени Насер Ан-Нахар. Говорили о том, что приехали журналисты из Франции. Решали, кто поедет к ним. Мы все четверо поехали на лодке через озеро Каттыне в Ливан в район Вади Халед. Когда мы нелегально пересекли границу, журналисты уже поджидали нас в доме одного уроженца Хомса по имени Аля Аль-Джасем. Он работал с боевиками. Француженки (их было двое) были с непокрытыми головами, поэтому мы их переодели, а мужчинам тоже выдали восточную одежду. У них были видеокамеры и аппаратура, которую мы положили в большую сумку и отправили с Аля вперёд. Все вещи благополучно доехали до Баб Амру. Сами мы тоже пустились в обратный путь. На мотоциклах доехали до озера Каттыне, через реку Аль-Асы дошли до деревни Саллюмие. Оттуда – в деревню Аш-Шуммарие, зашли в заброшенный дом и полностью переоделись. Потом пешком дошли до Тель Аш-Шор, через подземный тоннель вышли в Джобар. Здесь нас встретили Турки Вазир, Радван Силик и Рифаи, посадили нас всех в автомобиль VAN и через сады повезли к мечети Аль-Джейляни в районе Баб Амру. Там нас встретил Раед Аль-Жури. Эти журналисты работали какое-то время. Одна француженка и её коллега были ранены боевиками.

Вопрос: С чего Вы взяли, что они были ранены боевиками?
Ответ: Я знаю, что ранение они получили во время вооружённой разборки, но боевики всем стали говорить, что их ранили военнослужащие. Один из них придумал, что в них выстрелили из белой машины и что там были сотрудники сил безопасности. Журналисты поверили в это. У журналистки были два ранения – в ногу и в грудь, а у мужчины-журналиста – в область сердца и ногу. Из Баб Амру их вывезли Ахмад Твейби, Рияд Ас-Селек в закрытых автомобилях в Джобар, далее – через подземный тоннель в Тель Аш-Шор, а потом их переправили в Ливан на лодках через озеро.

Вопрос: Вы получали материальную поддержку из-за границы? Расскажите о людях, которые Вам её предоставляли.
Ответ: Первый – Абдель Ваххаб Наср, живёт в Италии. Он передавал через меня деньги для семей боевиков, но эти деньги не дошли до них. Их забирал Раед и покупал на них оружие.
Второй – Зияд Даббуль. Это муж моей двоюродной сестры. Я к нему ездила в Ливан и познакомила его с Насером Фаржани и саудовским гражданином Абдель-Азизом из Жедде. Через эту сеть также шли деньги.

Вопрос: А зачем Вы ездили в Ливан?
Ответ: Я занималась закупкой оружия и поставками его из Вади Халед. Однажды со мной была большая партия, и я не могла перевезти её сама. Поэтому подключились также Рана, Манар Аль-Омар и женщина-врач Хана. Ещё в районе Вади Халед пояса смертников мы надели на себя, чтобы освободить руки, была также сумка с деньгами, её забрал Аля, а ящики с оружием, боеприпасами и медикаментами мы перенесли на руках. На озере нас поджидали наши товарищи на лодках. Мы пересекли озеро, а на той стороне нас встретили боевики. Через тоннель всё это было доставлнено в Джобар. Там были три грузовика, которые мы освободили от мороженного, потом уложили туда свои ящики, а сверху прикрыли одеялами и картонными упаковками с мороженным. Затем через сады доставили всё это к мечети Аль-Джейляни в Баб Амру. В кабину каждой машины сели по два человека – мужчина и женщина.
Ещё я ездила в Турцию. Оттуда, по словам Раеда, нужно было привезти деньги. По своим документам я доехала до Дамаска, где оставила своих детей у родственников матери. После этого я по поддельным документам поехала в Камышлы. Там я встретилась с одним человеком Исамом, который дал мне ключи от своего дома. (Его дом был расположен рядом с границей.) На следующий день после прибытия мы оба перешли гарницу. На турецкой стороне он передал меня какому-то человеку, имя которого не назвал.
Меня переодели в свободную одежду, я сняла хиджаб. Пришёл ещё один человек, который забрал меня в Анкару. Я жила с ним в его квартире неделю, вступив с ним в близкие отношения.
Через неделю пришла девушка, звали её Лин. Она попросила меня снять одежду и приклеила на тело несколько карт памяти, а sim-карту спутниковой связи "Сурейя" спрятала в волосах и надела мне на голову хиджаб. Ещё на моё тело она прикрепила военные карты с намеченными на них армейскими целями в Хомсе. Свреху всё это прикрыла ватой, чтобы не порвалось в пути. С тем же молодым человеком я поехала в обратную дорогу. Опять нелегально пересекла границу, а на сирийской территории Исам, который меня встречал в Камышлы, забрал то, что я привезла из Анкары, и я поехала в Дамаск.

Вопрос: Какую роль играла Ваша сестра Айя?
Ответ: Она была медсестрой в полевом госпитале боевиков. Жила с Раедом, Абу Салахом и Абу Саггаром. Халед Абу Салах говорил ей, чтобы мы выдали себя за несовершеннолетних и заявили бы во всеуслышанье о том, что нас изнасиловали сотрудники силовых структур. Сначала Халед тоже работал в госпитале. Он жил на нашей улице Абдалла Бен Аль-Зубейр. Родом он из Журат Араис. Раньше был пастухом, а потом захотел выплыть наверх. Поддерживал его в этом Раед.

Вопрос: Если он был пастухом, то как же он стал "журналистом" и стал делать заявления от имени мятежников?
Ответ: Он брал интервью у людей, а тех, кто говорил не то, что он хотел, он убивал. У него был пистолет.

Вопрос: Если он Вас услышит, то скажет, что Вы под далением даёте такие показания.
Ответ: Я говорю только то, что знаю и чему стала свидетем. Никто не оказывал на меня давление. Я говорю по собственной воле, понимая, что меня просто обманули и использовали.

Сестра Нуры Туккани – Айя:Я участвовала в перевозке оружия из Вади Халед в Хомс и Аль-Ксейр. Части оружия приклеивали мне на тело, а в награду я получала наркотические таблетки.

Вопрос: Как Вас арестовали?
Ответ: Меня не арестовывали, я сдалась сама. Я поняла, что нас просто используют.

Вопрос: Как Вы это поняли?
Ответ: Я поняла, что всё, что нас заставляли делать - не для пользы Родины, а ради денег и чьих-то выгод. Над нами посмеялись и обманули. И ещё я хочу сказать, чтобы знали все. Хочу сказать, что те деньги, которые поставляются из-за границы, идут на вооружение и на то, чтобы мы тут друг с другом воевали и убивали друг друга. Нас обманывают и используют.
Tags: альтернативные СМИ, военная интервенция, революции и беспорядки в XXI в.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments