Timofeev Oleg Vitalievich Тимофеев Олег Витальевич (timotv) wrote,
Timofeev Oleg Vitalievich Тимофеев Олег Витальевич
timotv

Почему надо защищать Сирию?

Оригинал взят у colonelcassad в Почему надо защищать Сирию?


Признайтесь, что вам доводилось хотя бы раз слышать вопросы на эту тему.
Какое казалось бы дело России до относительно далекой Сирии? Какое дело живущим на обломках погибшего Союза, до сирийцев - тут и так проблем хватает. Мол, не дергайтесь, господа-товарищи, занимайтесь своими делами и в чужие не лезьте. Пусть идет как идет и на деяния в высших сферах геополитики, внимания не обращайте - смотрите телевизор, боритесь за хлеб насущный, а за пределы своей страны и смотреть забудьте. Удумали чего, Сирию им понимаешь ли жалко - демократии там нет, правит "кровавый тиран Асад" мешая наступлению всеобщего демократического счастья. Пусть уходит проклятый тиран, подобру-поздорову, пока цел, а то посадят его как Мубарака в клетку или того хуже - сметут волной "народного гнева".

Вообще, вопрос о том, зачем России надо защищать Сирию, раскладывается на два пласта.
Во-первых, это вопрос защиты Сирии с точки зрения государства, в нашем случае, это Российская Федерация.
Во-вторых, это вопрос поддержки Сирии рядовыми гражданами, которые не хотят увидеть очередную серию демократических бомбежек суверенной страны.

Итак, почему же Россия должна и обязана защищать Сирию?

Позицию Запада мы знаем, Россия должна окончательно прогнуться и дать выписать соответствующую бумажку любого содержания, которая и легитимизирует будущую агрессии и военные преступления. В связи с этим, на Россию оказывается определенное дипломатическое и медийное давление, которое призвано размягчить позицию связанную с правом вето в Сирийском вопросе.
Россию и Китай, клеймят пособниками "кровавого режима Асада" и ответственными за "преступления против мирного населения". Такая информационная атака находит поддержку и в самой России, где есть деятели, открыто выступающие за полную сдачу Сирии и низвержение режима Асада.
Собственно, сирийский вопрос, служит наглядной иллюстрацией давнего тезиса, что зависимость российских элит от Запада, не означает полного и тотального контроля. Именно зависимый характер отношений с одной стороны проявляется в сдаче тех или иных международных позиций, а с другой стороны, дает возможность для эпизодических проявлений непокорности и несогласия, когда Россия открыто вставляет палки в колеса держателям мирового порядка.

Собственно, данный контраст хорошо был виден на фоне безвольной сдачи Ливии перед лицом агрессии НАТО и позорища с Медведевым, вещавшим языком американских пропагандистов про "преступления против мирного населения" и "нерукопожатного Каддафи". Сейчас тоже самое вещают про Асада.
Разница состоит в следующем. За те месяцы, пока Ливия сопротивлялась, до многих стало доходить, что каток "цветных революций" запущенный США и Ко, не остановится на Египте и Тунисе. Он проедет через Сирию, через Иран и так далее.
Ливия и Сирия это не конец пути. Это остановки, где конечной целью водителя "рейсового автобуса демократии" является
не Триполи или Дамаск. Решает тут не Россия, не Китай, и даже не свободолюбивые граждане изнывающие под игом "кровавой тирании". Решает водитель автобуса. Рейс до Тегерана был анонсирован еще в 2007 году и сейчас предпоследняя остановка в Дамаске. Должна быть.

Собственно, что происходит в Сирии?

1. В Сирии мы имеем типовую ближне-восточную автократию, с опорой на армию и ГБ, которая "ограниченно-кровава" и на фоне многих друзей "водителя автобуса" так и вовсе образцово-показательная. После развала советского блока, в орбиту которого входила Сирия, ее руководство во главе с семейством Асадов, умело перестроилось, и хотя в круг верных вассалов "водителя" не попала, но в новые реалии вписалась, и при всех "не демократических" издержках существующего режима, уверенно смотрела в будущее, даже имея под боком Израиль. При этом Сирия нисколько не боялась "запачкаться" (с точки зрения Запада) в дружбе с Ираном и поддержкой ливанских исламистов. До недавнего времени, всех все устраивало. И Асад всех устраивал. Но вот на рубеже 2010-2011 года Асад устраивать перестал. Как Мубарак, Салех, Каддафи и прочие. Это можно было бы счесть случайным совпадением, если бы не озвученные открыто, причем еще в 2007 году планы переустройства Ближнего Востока, где Сирия так же была упомянута, как впрочем и другие, ныне
"осчастливленные демократией" страны.

2. Может быть это свободолюбивые граждане внезапно сами проснулись и начали бороться против тиранических режимах во всех этих странах из пресловутого списка 2007 года? Только вот почему же раньше такого накала не наблюдалось, да еще одновременно во всех точках с одновременной же поддержкой из-за рубежа? Вот раньше ничего не было, а тут внезапно все и везде началось. В соответствии с озвученными планами.
На деле - желания "свободолюбивых граждан" тут вторичны, так как во всех данных случаях, имеет место установка внешнего контура управления процессами внутреннего недовольства с последующей канализацией накопленной за годы существования автократических режимов деструктивной энергии во внутрь страны, теперь уже не стесняясь какой-либо крови. Этот процесс называется "цветной революцией 2.0".
Тут надо просто понимать, что существует, как реальное недовольство существующим положением дел в стране, так и внешнее управление. Обратный пример - протесты в США или Западной Европе, где недовольство существующим положением дел носит объективный характер, а внешнее управление отсутствует.

3. Разумеется, режим Асада крайне далек от идеального и действовавший с мохнатых времен до недавнего времени режим чрезвычайного положения как бы намекает, что в Сирии было далеко не все в порядке. Много чего было очень даже не в порядке. Занятно, но это чрезвычайное положение, существовавшее в период стабильности, которую оно по идее защищало, было отменено как раз тогда, когда стабильность и даже ее видимость рухнули. Гримаса истории.
По части "кровавости" и "тирании", ничего сверхестественного в Сирии нет, особенно это касается периода правления Асада-младшего, который не обладая большой харизмой и огромными государственными талантами, является таким себе диктатором-прагматиком (механизмы ритуальной выборной "демократии" тут конечно вряд ли кого-то обманывают), который довольно умело маневрирует в быстро-меняющейся обстановке и когда надо, способен идти на уступки.

4. При всех своих издержках, режим Асада играл роль "разводящего", обеспечивая относительно устойчивый межнациональный и межконфессиональный мир. Как и положено в старой-доброй автократии, власти за счет своего авторитета и когда надо, за счет применения силы, заставляют граждан разных национальностей и религий, жить в мире, крепко давая по голове тем радикалам, которые хотят это положение дел изменить. Когда же режим слабеет под воздействием объективных внутренних и субъективных внешних причин, придавленные режимом межнациональные и межконфессиональные противоречия начинают вылезать наружу. Наиболее яркий пример недавнего времени - Ирак, более давний - Югославия. Соответственно, когда власть такого режима слабеет, усиливаются линии разлома, что и приводит в конечном итоге к гражданскому противостоянию по линии этнической или религиозной ненависти, с серьезными рисками распада некогда единой страны, как это произошло с Югославией или Ираком.
В Сирии есть все предпосылки, для ее распада, после падения режима Асада. Разумеется, на фоне гражданской войны и неминуемой резни, к власти на руинах бывшей автократии или на ее осколках, придут не "демократические правительства", которые удовлетворят "тягу к свободе", а вполне знакомые религиозные радикалы + военные хунты, окрашенные в религиозные и национальные цвета расколотого общества. Наглядно это можно наблюдать на примере сегодняшней Ливии, где при продолжающейся партизанской войне сторонников свергнутого режима с засевшим в приморских городах "демократическим правительством", реальная власти в стране принадлежит полевым командирам (как в Афганистане), которые уверенно ведут дело к разделению Ливии на 2-3 государства, что предсказывалось еще тогда, когда Каддафи сидел в Триполи.

5. Собственно, на данном историческом отрезке, режим Асада мог бы безболезненно существовать и далее, давя полицейщиной объективно существующее недовольство. Собственно, основной функцией режима по сути было и есть -поддержание стабильности с межнациональным и межконфессиональным миром, умеренно развивающейся экономикой и весьма суровой внутренней политикой основанной на полицейщине. Таких государств немало и Сирия тут ни разу не исключение. Проблема Сирии, состоит в том, что в отличие скажем от Саудовской Аравии, Бахрейна или Катара, ее проблемы с посторонней помощью были вытащены на свет божий, рассмотрены под лупой, политы горючим материалом и подожжены. И пока в огонь разгорающегося пожара подбрасывают хворост, Асад не может справится с этой проблемой.
Он усердно его тушит, топчет новые и новые его очаги, при помощи "иранских пожарных", но так как наличные силы конечны, а хворост подбрасывают в его страну с разных направлений и обильными партиями, то пожар становится перманентным, втягивая в себя не только изначально недовольных или внешних гешефто-получателей, но и те слои населения, которые втягиваются в этот пожар по различным причинам (политического, экономического, национального, религиозного характера), наращивая социальную энтропию сирийского общества, с конечной целью превращения поддержанной партизанской войны в гражданскую, когда количество сирийцев убивающих других сирийцев, будет достаточно, дабы на территории Сирии образовался не подконтрольный армии и ГБ анклав, где будет провозглашено "единственно-законное" правительство Сирии. Собственно, логика борьбы с партизанами в Сирии, как раз и заключается в том, чтобы не допустить создание такого анклава по образцу Бенгази. Попытки сделать его из Хомса, закончились серьезным поражением мятежников от сирийской армии. Но так как это борьба с последствиями, мятежники используя тыловые базы на территории Турции отступили, перегруппировались и продолжают прощупывать оборону правящего режима на предмет выявления слабины.

6. Последние кровавые события, которые очевидно напоминают различные провокации времен войны на Балканах, с одной стороны вызваны ожесточением противостояния, когда десятки и сотни гражданских, с точки зрения мятежников рассматриваются как разумная плата за свержение "кровавого режима" и с другой, являются очевидным запросом к основным заказчикам - сами не справляемся. В этом собственно и заключается сирийский тупик. Асад не может подавить мятеж, так как не может добраться до его источника, а мятежники не могут свергнуть Асада, так как армия Сирии весьма боеспособна, ГБ работает неплохо + товарищи из Ирана в меру сил оказывают содействие.
Соответственно, идеальная ситуация, когда все решают сами сирийцы - на выборах или на поле боя, приводит к единственно возможному результату, Асад победит и останется у власти. Но этого не будет.
Потому что, в этом случае, Запад должен был бы отказаться от поддержки мятежа, для чего нет ни малейших оснований.
Режим в Сирии должен быть сменен, на это уже потрачены и еще будут потрачены значительные ресурсы.
И в этом отношении, судьбу Сирии решают отнюдь не сирийцы. Реальная игра за ее будущее идет на несколько другом уровне.

Асаду несказанно повезло в следующих моментах:

1. Начавшийся практически одновременно с ливийским мятежом, мятеж в Сирии проходил изначально в тени ливийской войны, и пока НАТО было занято борьбой с непокорным полковником, Асад мог более менее удачно сопротивляться попыткам создать на территории своей страны анклав соизмеримый с тем. на базе которого была построена операция против Ливии. Как только в Ливии борьба перешла в сугубо партизанскую фазу, давление на Сирию выросло многократно.

2. Как показали проблемы НАТО со снабжением и подавлением сопротивления далеко не сильнейшей армии Каддафи, которая держалась много дольше армии того же Саддама Хуссейна, вести две новые военные операции, для НАТО является проблемой. Поэтому, когда начались "цветные мятежи", первые режимы падали практически одновременно, но вот когда встал вопрос, что делать с теми, кто не хотел падать, про одновременность пришлось забыть. В дело пошли военные методы, а тут уже действия стали последовательны. На Ливии США потеряли темп. Сильно потеряли. Минимум год.
Но потеря времени, не означает отказа. Наличных резервов, вполне хватало, чтобы систематически поддерживать сирийских мятежников деньгами, оружием, различными припасами. Оказывать им разнообразную политическую, информационную, идеологическую поддержку.

3. США недооценили предвыборный фактор, сыгравший немаловажную роль в отношении России к Сирийскому вопросу.
Рокировка в "тандеме", ознаменовала очередной эпизод непокорности и державной риторики, так как сдача Сирии в условиях двойных выборов не лучшим образом играла на державный образ самого Путина. И поэтому, когда на Россию начала чрезмерно давить, требуя в сентябре 2011 года сдать Сирию, Путин в очередной раз взбрыкнул. Для него это был не только вопрос национальных интересов, это был вопрос его политического выживания, так как после рокировки, уже отсутствовала возможность делать вид, что это не он сдал Сирию, а Медведев. И в последующем, пока длились выборы и протесты, когда в ход шла патриотическая риторика и пугалки про "оранжевую революцию", вопрос сдачи Сирии по сути не стоял. Вопрос стоял исключительно в плоскости того, что будет после выборов. Не обменяет ли Путин вопрос Сирии на признание его легитимным Западом.
Запад таки признал легитимность Путина, но пока что из публично озвученных уступок мы видели только вопрос с пунктом НАТО в Ульяновске. Вопрос Сирии, оказался несколько сложнее и Россия после выборов стояла на своем. После чего возник "План Аннана".

Позиция России, в дипломатическом отношении двойственная - с одной стороны "мы как бы за Сирию", но с другой, "мы как бы в стороне и просто не хотим бомбардировок и жертв, а вовсе не потому, что нам нравится Асад".

Поэтому наблюдается занятная картина, когда с одной стороны официальные СМИ выступает с вполне открытой поддержкой Сирии и в отношении того, кого мы там поддерживаем, особых вопросов нет, а с другой, можно видеть отдельные заявления высших должностных лиц, где налицо попытка дистанцироваться от режима Асада.

Еще перед принятием плана Аннана, Медведев заявлял, что это последняя разумная возможность решить дело миром.
Чуть позднее, последовали заявления, где допускался уход Асада от руководства Сирией и различные отмежевания от Асада, в духе, "все должны решать сирийцы" без внешнего вмешательства.

России очевидно выкручивают руки, используя ее экономическую и политическую зависимость от Запада, заставляя играть по признанным правилам, когда с одной стороны бросать Асада жалко, а с другой - прямо встать на его защиту, стремно.
Поэтому МИД как может, пытается маневрировать, перед лицом широкого круга желающих осуществить интервенцию.
Упорство с вето в СБ ООН уже давно наглядно развенчало миф о том, что право вето (спасибо товарищу Сталину) ничего не значит, чем оперировали те товарищи, которые оправдывали сдачу Ливии бесполезностью вето.
Право вето, это один из немногих, еще действующих механизмов ООН. И когда им пользуются, оно по прежнему имеет определенный вес. Как минимум в тех случаях, когда агрессоры пытаются соблюсти видимость приличий.

Надо четко понимать, уход Асада, равносилен потери Сирии. Тут не идет речь о том, что хороший Асад или плохой. Так или иначе, позиции России в Сирии, обеспечиваются его режимом.
Устранение Асада и его окружения от власти, приводит к власти либо поддержанных Западом мятежников (которые вполне понятно относятся к тем, кто защищал Асада - как это происходит, см. Ливию), либо же исламистов. В обоих случаях, Россия так или иначе теряет. Причем не важно - свергнут Асада путем интервенции или же его режим падет более плавно в духе Египта, где старые механизмы управления постепенно подпадают под влияние исламистов.

И тут возникает еще одна дилемма. С одной стороны, понимание тяжести положения Асада и всех издержек связанных с его поддержкой присутствует, с другой - отказаться от его поддержки затруднительно, так как после всего, что было сказано и сделано, взять и сдать Асада, означает понести серьезный внешнеполитический и внутриполитический ущерб.
И не случайно, России делаются намеки, чтобы она решила вопрос с Асадом по югославскому образцу, уговорив последнего сдаться и не мучатся. Для Асада это означает как минимум бегство из Сирии. Для России утрату имеющихся позиций.

Ожидаемый провал плана Аннана, который вполне понятными кровавыми средствами подорвали в зародыше, поставил отечественный МИД и высшее руководство в трудное положение, так как все возможные варианты несут в себе серьезные проблемы, при весьма сомнительном профите.
Те кто призывают, "сдать Асада" и действовать в "национальных интересах", элементарно не понимают, что сдача Асада как раз и приводит к сдаче этих самых "национальных интересов" - в экономической, политической и имиджевой плоскостях.
Этого можно было бы избежать, вступившись в прошлом году за Ливию и затормозив "автобус демократии" на одну остановку раньше, но поздно пить боржоми, когда почки отвалились. В этом отношении, тяжкий выбор по поводу Сирии, есть прямое последствие прошлогодних уступок Западу по Ливии.
Разумеется, Россия не будет воевать за Асада. Максимум, это вынудить Запад действовать в обход СБ ООН. Что для Запада неприятно, так как видимость законности хотелось бы иметь. Это не принесет каких-либо ощутимых выгод - Асада так и так додавят, плюс для самой России последствия "сирийской выходки" определенно будут. И Путину несомненно об этом напомнят. Поэтому вопрос о том, зачем России защищать Сирию правильнее звучит так - Зачем России защищать свои национальные интересы? 
То что некоторые не понимают, что зачастую национальные интересы лежат несколько дальше пограничных столбов это понятно, но все же основная масса граждан ясно или смутно понимает, что Россия это не есть сферический конь в вакууме и вокруг нее в мире много чего происходит.

Почему граждане защищают Сирию?

С гражданами страны, все проще и сложнее.
С одной стороны, граждане ни за что не отвечают и на позицию России по Сирии влияют слабо. В прошлом году, массовое негодование агрессией против Ливии, отнюдь не помешало властям вещать про "нерукопожатного Каддафи". Так и сейчас.
Граждане скорее выражают свое отношение к происходящему. Делают это граждане, которым не безразлично то, что происходит в мире.
Разумеется, есть люди с хуторским мышлением в духе "Моя хата с краю, ничего не знаю", которым вообще не интересно, что там происходит за пределами страны. И толку тут говорить о том, как внешние процессы влияют на процессы внутренние.
Есть граждане, считающие, что если "демократию" принести вместе с бомбами, то это хорошо. Этих граждан мы хорошо знаем.
Есть граждане, которые делают вид, что Запад вообще не причем, и в Сирии идет "борьба за свободу".
Тут так же ничего нового, умение некоторых граждан закрывать глаза по схеме "тут вижу, тут не вижу", хорошо известно.

Но все таки большинство в той или иной степени, не хотело бы худшего для Сирии.
Нельзя сказать, что среди защитников Сирии много поклонников собственно Асада и тамошнего режима.
В отличие от Каддафи и Джамахирии, какого-либо мифологического ореола тут нет и близко.
Асад и Асад, Сирия и Сирия...Люди просто не хотят, чтобы США разбомбила еще одну страну, как бы там она не называлась.
Генезис настроений в защиту Сирии конечно же сугубо анти-американский. Власти сами приложили к этому руку, играя периодически на этих настроениях в перерывах между разглагольствованиями о том, что "времена холодной войны прошли" и "мы с США теперь партнеры". Проблема ровно в том, что значительная часть граждан, видит в США не партнера или конкурента, а прямого врага. И Сирия, это очередной фронт борьбы с врагом, где за нас воюют сирийцы и иранцы.
Это так естественно еще со времен бомбардировок Югославии, что даже странно, почему некоторые удивляются, какое дело россиянам до Сирии. Где появляются США и НАТО, там огромному числу россиян всегда есть и будет дело.

Люди сохранившие имперскую/сверхдержавную ментальность, когда все что происходит где-то в мире, нас касается, сталкиваются с попытками насаждения новой ментальности, когда основной англо-саксонский принцип "Ничего личного, только бизнес", позволяет легко сдавать позиции врагу. Поэтому чужие страны, и чужие лидеры, как и во времена СССР продолжают восприниматься как элемент нашей глобальной борьбы с главным врагом. Где чужие страны, это наша линия фронта, а чужие лидеры какие-бы они не были "это наши сукины сыны", разной степени паршивости.
Эти настроения так сильны, что даже правящие элиты не могут с ними не считаться, хотя как правило такие настроения просто игнорируются.
В этом так же сквозит глобальное противоречие современной нам реальности, при всех попытках быть "просто Великой державой" и объявлять всю многовековую предысторию "пережитками холодной войны и имперских воззрений", значительная часть общества, по прежнему ментально живет в империи/сверхдержаве/союзе, которой нет.

Но сверхдержавы или империи нет, а желание видеть свою страну глобальным игроком, без которого ничего в мире не решается - осталось. Поэтому так болезненно реагирует эта часть общества на любые уступки, которые не соответствуют ожиданиям связанным с глобальной ролью России в мире. Сирия, как ранее и Ливия, вызвали к жизни широкую волну общественной поддержки, чем то напоминающие более обширные и системные общественные акции против войны во Вьетнаме, когда так же как сейчас, в трудовых коллективах вполне себе искренне писали письма в поддержку героического вьетнамского народа и против американской военщины. Сейчас это конечно организовано слабее, но суть явления та же.
Абстрактному токарю Ване из Тольятти, который забежал вечером в интернет поставить подпись под петицией в защиту Сирии или написать что-то в духе "Нет американской агрессии", в большинстве случаев плевать на Асада или геополитические тонкости. Столь далека от Асада и абстрактная системный администратор Наташа из Омска, которая сидя на работе, пишет на форумах в поддержку народа Сирии и делает репосты в социальных сетях.

Дело в том, что эти люди, просто по другому не могут, у них просто другое мировоззрение, отличное от тех, кто может сказать "Да плевать я хотел на ту Сирию, пускай бомбят".. Для них протестовать против творящейся в далекой стране несправедливости, это естественно и отвечает их образу мысли, где они граждане великой страны, которая что-то значит и что-то решает (причем решает по справедливости, а не из жажды наживы), а не просто жители некой территории, озабоченные выплатой кредита по ипотеке и поиском продуктов подешевле. Причем тут они могут полярно различаться по политическим и идеологическим причинам. Свою "великую Россию/Советский Союз" они видят по разному, в разных цветах, формах и границах. Объединяют же их в этом частном вопросе, вполне очевидные вещи - мышление сверхдержавными/имперскими категориями + антиамериканизм + абстрактная русская тяга к субъективно понимаемой справедливости, стоящей выше закона. 
Поэтому нет ничего удивительного в том, что люди этого склада, выступают в поддержку Сирии, для них это естественно так же, как дышать. 

И таких людей, с образом мысли не вписывающимся в рамки "нового демократического мышления" очень много.
И поэтому, Сирия, это еще один повод для таких людей напомнить о том, как они смотрят на мир и какой-бы они хотели видеть Россию. В этом собственно заключается одно из глубинных противоречий российского общества.
То, что другая часть общества, предпочитает делать вид, будто происходящее за границей ее не касается, или же и вовсе выступает на стороне тех процессов, против которых протестуют люди поддерживающие Сирию - говорят о серьезном, фундаментальном разломе, который лежит куда как глубже обычных унылых споров по поводу политики и идеологии.

Все в конечном итоге сводится к известному выбору - частное/общее, где доведенное до абсолюта частное, это отдельно взятый индивид ставящий себя во главу угла, а с доведенное до абсолюта общее - весь мир, где человек, разноразмерная песчинка, осознающая себя таковой в потоках событий глобального масштаба, частью которых ей хочется быть. И оба этих выбора, как в относительных, так и в абсолютных категориях составляют единую шкалу координат, позволяющую увидеть, где именно находится человек в своем выборе, из которого как правило и вытекают его политические или идеологические взгляды.

Поэтому вопрос поддержки  Сирии или Ливии  Асада или Каддафи для обычных граждан, в первую очередь лежит не в области политики или идеологии, это в первую очередь мировоззренческий выбор по линии личное/общее, который затрагивает все сферы его бытия. 
Человек, который ставит абстрактный общий интерес выше частного, зачастую выходит за рамки понимания общего, как только своей страны. Для него важным становятся процессы, которые окружают его страну. И то, что происходит с Сирией, воспринимается в конечном итоге как часть его внутреннего мироощущения, когда происходящее в далекой стране воспринимается чуть ли ни как личная трагедия, потому что, это агрессия, это массовые убийства, это в конце концов не справедливо. Хотя бы с частной точки зрения. Человек сам выбирает, как ему смотреть на мир.

И от того, какой выбор делает отдельно взятый гражданин, зависит конечная сумма сделанного обществом выбора.
Не обязательно, что этот выбор, совпадет, с выбором элит. Совокупный выбор, может остаться лишь невыполненным коллективным пожеланием - Сирию могут разбомбить, Россия может никогда не стать сверхдержавой или вообще быть уничтоженной. Но это лишь покажет, что у общества не оказалось средств осуществления сделанного выбора.

Поэтому, скажу банальность - необходимо, чтобы желания совпадали с возможностями. И если возможности для реализации своего мировоззренческого выбора отсутствуют или недостаточны, необходимо эти возможности создавать. Иначе велик риск, что очередное уничтожение очередной страны будет сопровождаться декламацией своего мировоззренческого выбора без реальных последствий. 


______________
Далее вещает timotv:
см. мои комменты к оригинальному посту
Tags: Россия, геополитика, мировоззрение, стремление к глобальной гегемонии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments