Timofeev Oleg Vitalievich Тимофеев Олег Витальевич (timotv) wrote,
Timofeev Oleg Vitalievich Тимофеев Олег Витальевич
timotv

Дети умерли от равнодушия властьимущих и окружающих.



Сегодня в селе Моховом Кунгурского района хоронили семью Шляковых -мать, отца и семеро детей, погибших на пожаре 9 марта. На траурную панихиду пришли почти все односельчане, глава Моховской сельской администрации Вадим Мальцев и глава Кунгурского района Владимир Лысанов, не было ни губернатора, ни одного из его подчиненных, отвечающих за социальную сферу. «Обещался приехать Павел Астахов (уполномоченный по правам человека в России)», – шептались люди. Но даже местного детского омбудсмена Павла Микова не было.
И правда, зрелище не для слабых, - только один гроб был закрыт –отца, тело сильно обгорело. Остальные – были открыты, пять мальчиков и две девочки, младшей три года, они теперь уже навсегда станут немым укором всем живым.
-Равнодушие, только равнодушие погубило эту семью. Нет больше семьи, нет будущего, боль, скорбь, крик души, простите нас, дети.
Подавленные горем жители– соседи, одноклассники, учителя, коллеги вспоминают семью только добрым словом.
Ольга ФЕДОРОВА, классный руководитель:
-Мама их очень любила, заботилась, и дети маму любили, уважали. В школе им оказывалась материальная помощь, детям было предоставлено горячее питание, вещами помогали. Мама тоже докупала, что нужно для учебы.
-Со стороны школы все делали, в учебе помогали, ребята были добрые, отзывчивые, никогда никакой агрессии, мать очень любили.
Многодетная семья Шляковых почти десять лет жила в подвальном помещении в 35 кв.м с одним окном. У супругов было восемь детей, но один –старший из близнецов 12-летний Андрей проживал в этом же доме, у бабушки, он единственный и остался жив.
Причины пожара выясняет следствие, возбуждено уголовное дело, но большинство из тех, с кем нам удалось поговорить, не могут поверить в то, что отец мог быть к этому причастен.
Любовь Максимовна СКАЧКОВА:
-Его вызвали женщина из коридора, он на работе в пекарне был. Он сразу прибежал сразу, был раздетый. Как он сам-то, - этого не может быть. Зачем люди так говорят?
Конечно, они бедно жили, восемь угланов. Но ребятишки чистые всегда были, никогда ничего не просили.  Она работала тут на почте, а потом ее сократили, надо стало в город ездить, а как –дома столько детей, еще маленькие. Он получал 5 тысяч. Никто им не помогал.
Надежда САПОЖНИКОВА, Людмила САМАРИНА
-От них плохого ничего не было, дети всегда поздороваются, мне их так жалко. Отец их любил, к 8 марта торт купил, летом идет с работы арбуз несет. А летом я видела – они идут Юлька во всем белом, он в черной рубашке, кто-то еще из детей с ними – такие красивые. Дети красивые.
Я не верю, Он хороший был парень, он всегда работал, я не верю. Не мог он этого сделать, и в пекарне подтверждают, что он был на работе. 
Тем не менее, известно, что когда приехали пожарные, дверь в комнаты была заперта, а отец находился внутри. Соседи слышали крики о помощи. Они же, в первые часы после трагедии говорили о том, что мужчина был доведен до отчаяния тяжелым положением. Главный вопрос был – с жильем.
Наталья БЛИЗНОВА:
-Говорят, что им предлагали им что-то, так это старый какой-то дом в глухомани, где все разбито, разрушено, печное отопление, а как они будут там жить. Здесь они тоже, конечно, жили в подвале, но у них было тепло, горячая вода. Тесно жили, трудно. Она погибла, она была беременна двойней. Вот многие надсмехались, у вас ума нет – вы рожаете, да это ее право. Она сказала, сколько Бог даст, столько и буду рожать.
Власть-то должна была помочь ей выжить. Отец был доведен до крайности, работы в селе нет, а если есть – то зарплату задерживают. Он и работал в пекарне, там хоть хлеб есть. Там сейчас у подъезда цветы, игрушки, у них в жизни не было столько игрушек. Освободилась двухкомнатная служебная квартира, поселили туда работника администрации, а почему было не дать этой семье, почему не помочь, почему было не организовать сбор средств каких-то, никому не нужно было, а сейчас заохали, заахали, все плачут.
Органы опеки все время угрожали Юле, - мы у вас детей отнимем, у вас столько детей, вы их не обеспечиваете. Ее были слова: если вы детей заберете, я повешусь. Она не пьяница, дети были нормальные, хорошие, красивые. Получается, надо у многодетной семьи детей забрать, чужим людям отдать и им по десять тысяч дать на каждого ребенка или больше. А почему не дать этой семье, где родные мать с отцом?
Николай ВАХРУШЕВ:
-Виноваты власти в этом пожаре и в гибели детей, при таких условиях жить невозможно. Это любой скажет. Десять лет люди маялись, на 35 квадратах жили десять человек – это немыслимо, с одним окошком, с решеткой. Вот вся жизнь, дети ничего не видели. В том-то и дело, что люди стали черствые, каждый за себя, жизнь такая стала.
Владимир ЛЫСАНОВ, глава Кунгурского района:
-В этом помещении 22 квартиры, 18 квартир приватизировано. У мамы был материнский сертификат. Можно было воспользоваться, мы работали с ними, чтобы их поставить в очередь на многодетную семью. Не все же зависит от власти, надо и самим инициативу проявлять. Таких много семей и в Кунгурском районе, и в России, у них для первой необходимости было все. Еда была, я был на месте пожара, у них на столе лежит хлеб…У нас только в этом поселении еще 7 или 8 точно таких же семей.
 
Теперь на одну семью стало меньше. Больше ничего делать не надо. Ни врать, ни оправдываться. Эти дети не были нужны ни этому краю, ни стране. Мы даже не заслуживаем того, чтобы они у нас рождались, потому что это мы позволяем этой власти хоронить наше будущее.

Источник: http://nesekretno.ru/video/4590/Prostite_nas_deti
Tags: Россия, деградация общества/человека, преступная власть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments