Timofeev Oleg Vitalievich Тимофеев Олег Витальевич (timotv) wrote,
Timofeev Oleg Vitalievich Тимофеев Олег Витальевич
timotv

Как фотомодели со стриптизершами поимели ФСБ и избирком

Оригинал взят у kungurov в Как фотомодели со стриптизершами поимели ФСБ и избирком
эти амазонки спасли Югру от СобяинаТут товарищ [info]uncle_casey предложил мне написать книжку про то, как делаются выборы, чтоб, значит, затмить Олега Матвейчева ([info]matveychev_oleg) острым сюжетом и безбрежной циничностью. Почесал я репу, да и понял, что писать мне не о чем. Точнее, написать-то есть о чем, но, учитывая специфику моей работы, лучше не стоит. Я ведь в отличие от прочих мастеров политического пеара, народ почти не обманываю, поскольку занимаюсь преимущественно чернухой, которая на языке избирательных технологов деликатно называется "контрпропаганда". Причем предпочитаю использовать самое страшное оружие контрпропаганды - чистую правду. Cами понимаете, правда про наших вождей и начальников такая ужасная, что любые фантазии меркнут по сравнению с ней.  Не поверите, но порой правду приходится даже сглаживать, потому что она совершенно неправдоподобна. Однажды мне принесли такой убойный компромат на заместителя губернатора одного региона, что даже я офигел. Что он был гомосеком и ворюгой - дело самое заурядное. Но то, что он при этом
являлся членом какого-то общества сатанистов и ежегодно ездил на ихний сходняк в Бразилию - вот это уже в рамках обыденного обывательского сознания никак не умещалось. Напиши, что он украл из бюджета 2 миллиарда - поверят даже без ссылок на результаты проверки Счетной палаты. А опубликуй фото, где этот гаврик голышом, обкуренный в хлам, берцовыми костями по барабану долбит - не поверят. Скажут: "Фу-у, чернуха, клевета на честного человека". Ну, понятно, раз клевещут - значит, человек хороший, сочувствовать еще начнут.
       Так вот, скромность в моем деле - залог здоровья. Я бы с удовольствием похвастался, как скидывал мэров, опускал депутатов и даже губернаторов, как уходили в отставку отпеаренные мной прокуроры, а олигархи регионального масштаба сбегали за рубеж, если бы эти ребята не были такими, сцуко, злопамятными. И так уже пару раз на нары попадал, за то что огорчил солидных людей, два раза даже похищали. Один раз менты, другой раз бандиты. Причем, от бандитов я отделался за полдня, а вот менты вывезли меня в соседний регион и мурыжили 5 суток. Все допытывались, кто финансирует мою газету, где всякие гадости написаны про одного депутата, который по совместительству был главарем ОПГ и платил надбавку к зарплате всему руководству ГУВД. Я, чтоб отвязаться от них, назвал фамилию помощника мэра Тюмени, но умолчал о его должности. Так эти тупые мусора тут же примчались в Тюмень, схватили его на улице, запихали в машину и вывезли к себе, оформив в ИВС. Скандалище был - о-го-го какой.
       Но самое обидное - это когда делаешь людям доброе дело, а они вместо "спасибо" норовят подгадить как-нибудь. Например, в свое время я помог губернатору Ханты-Мансийского автономного округа Филипенко избежать присоединения ХМАО к Тюменской области. А он осерчал и приказал внести мою фамилию в его личный черный список. Так я стал персоной нон грата на территории округа. Любые мои передвижения отслеживались ФСБ (а хуле, им ведь больше делать нечего), а лиц, с которыми я контактировал, после частенько вызывали в контору для проведения с ними беседы на тему "Нехер якшаться с Кунгуровым, который внесен в черный список губернатора".
       А дело было так. В 2006 г. вступал в силу ФЗ №195, согласно которому субъекты федерации, входящие в состав другого субъекта (матрешечные регионы) лишались значительных финансовых полномочий, если иное не предусмотрено заключенными между ними соглашениями. Одним из разработчиков закона был Сергей Собянин, нынешний московский мэр, тогдашний тюменский губернатор. В состав Тюменской области формально входят богатейшие нефтегазовые Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа, поэтому автоматически 80% их бюджетных доходов отходили в пользу Тюмени (фактически это означает утрату ими статуса самостоятельных субъектов) если только областной центр не делегирует им финансовые полномочия. Губернатор ХМАО Филипенко предлагал Собянину отступные в размере 20 миллиардов рублей ежегодно за его отказ от посягательств на югорский суверенитет, но Сергей Семенович на это щедрое предложение никак не реагировал - зачем ему 20 миллиардов, если он может получить в руки в пять раз больше после вступления 195-го закона в силу? Поэтому Собянин всячески саботировал переговоры о разделе полномочий, которые вяло тянулись с зимы. В апреле капитулировал губернатор ЯНАО Неелов, согласившись поддержать Собянина в обмен на деньги. Филипенко же уперся. А время шло… Если бы вопрос не решился до июля, когда думцы уйдут на каникулы, ФЗ-195 вступал бы в силу автоматически.
       Кто и как мог бы надавить на Собянина? Кремль занял выжидательную позицию, то есть фактически принял сторону тюменского губернатора. Общественное мнение? Ха-ха, да срать всем давно на него, а Собянину тем более. Нужна была какая-нибудь мощная провокация. Вот тогда в дело и вступили серьезные ребята, которые не любят себя афишировать. Серьезные ребята пошевелили мозгами и решили, что провокация должна быть тройной, направленной против всех трех губернаторов. Цель - стравить их, перевести многомесячную кулуарную "холодную" войну между Севером и Югом в горячую фазу, вовлечь в нее максимально широкое число общественных политических сил, скандализировать ситуацию и тем самым заставить Кремль вмешаться. Решено было инициировать снизу общеобластной референдум по вопросу объединения Тюменской области, ХМАО и ЯНАО в один субъект федерации под названием Тюменский край.
       Дело в том, что этот референдум был не нужен ни одной из сторон конфликта. Если бы дело дошло до реального волеизъявления, то Собяинин проигрывал его вчистую, поскольку в северных округах населения почти в полтора раза больше, чем на юге, и желающих отдавать свои денежки Тюмени там нет. А округам этот референдум был нужен еще меньше, потому что они все-таки надеялись договориться с Югом мирно, а инициирование референдума - это открытое объявление войны, после которого любые переговоры теряют смысл. Но ведь северные губернаторы не могут провести референдум на территории неподконтрольной им Тюменской области, а без этого все их потуги бессмысленны. Наконец, все три губернатора получили бы жестокий отлуп в Кремле, потому что в РФ действует негласный запрет на инициирование любых референдумов, чтобы быдло не думало, будто у нас демократия и все позволено. За все годы свободы и демократии любые референдумы проводились только по инициативе верховной власти.
       Конечно, довести дело до референдума в нашем случае было невозможно ни при каких раскладах, но лишь создание в регионах трех инициативных групп было бы в предельно накаленной обстановке подобно попаданию молнии в пороховой склад. Собянин бы подумал, что это происки северных губернаторов, те бы, разумеется, сочли, что имеют дело с собянинской провокацией, переговоры бы сорвались, в ход пошли сливы компроматов, экономический шантаж и т. д. Но одно дело - придумать подставу, и совсем другое - осуществить ее.
       Мне поручили провернуть операцию в Ханты-Мансийске - столице одноименного округа. Я должен был найти там 50 совершеннолетних граждан, готовых поставить свои подписи под протоколом инициативной группы о проведении референдума о фактически ликвидации ХМАО, и провести собрание этой самой группы, после чего сдать все документы в избирком. И все это надо было провернуть в течение двух суток. Сказать, что задача была трудновыполнимой - значит не сказать ничего.  Отыскать в столице Югры желающих покончить с ханты-мансийской независимостью - это примерно то же самое, что в Тель-Авиве создать движение, выступающую за ликвидацию государства Израиль и эмиграцию всех евреев с земли обетованной обратно в черту оседлости. Сначала прорабатывался вариант отыскания полусотни маргиналов, которые за бутылку водки подпишут все, что угодно. Но по прибытии на место выяснилось, что данная категория граждан в городе отсутствует в принципе. Там даже гопников и наркоманов нет. Город Ханты-Мансийск - это своего рода большая Рублевка эконом-класса посреди тайги.
       Никаких знакомых в городе у меня не было, кроме одного программиста Вани. К нему за помощью я и обратился. Решено было организовать встречу участников городского форума, модератором которого он был. Я обещал халявное пиво и "кириешки", а он обязался собрать в арендованной на вечер кафешке полсотни совершеннолетних форумчан. Правда, Ваня выразил большое сомнение, что хоть один из них подпишется под инициативой проведения референдума об объединении области, но я ему сказал, чтоб не переживал - его дело собрать представителей электората, остальное - моя забота.
       На следующий день в означенный час народ с паспортами собрался в кафе. Паспорт их просил обязательно взять Ваня, потому что, дескать, на алкогольную вечеринку в кафе будут пускать исключительно совершеннолетних граждан. Ваня объявил, что тусовка начнется через полчаса, а пока есть одно маленькое, но одно очень важное объявление. Я взобрался на небольшую эстрадку, словно Ленин на броневик и задвинул зажигательную речугу примерно в таком духе:
       - Друзья, мы переживаем сегодня переломный момент. Сука-Собянин посягает на богатство, свободу и политическую самостоятельность нашей родной ханты-мансийщины! Он хочет захапать наш жирный бюджет, а ныне богатые северные города посадить на голодный паек. Ханты-Мансийск утратит статус столицы субъекта федерации и станет тем, чем он был 15 лет назад - задрипаным поселком. У вас отберут губернаторские стипендии, у ваших родителей зарплата станет  такой же, как в сельскохозяйственной Тюменской области. Медицина и образование станут платными, строительство социального жилья прекратится, не будут строиться дороги, развиваться социальная инфраструктура. Сегодня в Ханты-Мансийске каждую неделю проходит какой-нибудь международный кинофестиваль, чемпионат мира по биатлону, шахматам, дзю-до, гастроли мировых звезд или авиашоу. Ничего этого больше не будет. Вы хотите делать карьеру в офисах нефтегазовых корпораций? Все они переедут в Тюмень. Вы желаете открыть собственный бизнес? Забудьте, нищее население будет покупать только хлеб и картошку. Пенсионеры не смогут покупать даже это, потому что Собянин отберет у них северную надбавку. А ее не будет никаких дотаций из бюджета на ЖКХ, и за квартиры вы станете платить вдвое больше. Да что там говорить, вы и сами понимаете, что сегодня в Югре высокий уровень жизни возможен только потому, что нефтяные доходы остаются в регионе. Не будет денег - не будет ничего.
       Уже несколько месяцев идут переговоры о разделе финансовых полномочий между ХМАО и Тюменью. Результата нет. Еще месяц такой волокиты, и все, округу придет пиздец - в силу вступит 195-й закон. Если вы хотите сохранить хоть что-то, лучше бегите отсюда сейчас - еще успеете продать за бесценок свою квартиру или коттедж. Завтра они уже точно никому не будут нужны.
       В этом месте я сделал паузу и обвел взглядом напрягшиеся лица слушателей, ища отклик. Отклик читался совершенно однозначно.
       - Но мы, - продолжил я, - В силах отстоять все наши завоевания за эти годы. Сегодня терки идут только в верхах, а народ безмолвствует, как будто его этот вопрос не касается. Можем ли мы допустить, чтобы негодяй-Собянин, губернатор соседнего региона, решал нашу судьбу за нас?
       - Да он в натуре о…ел, этот пидар! - решительно высказался из дверей охранник кафе, который закрыл дверь заведения на ключ и незаметно влился в наше подпольное сборище. Данное заявление вызвало гул ободрения и редкие аплодисменты.
       - Так вот, есть способ защитить наш округ от хищных лап нищей Тюмени. Я предлагаю инициировать референдум, на который вынести вопрос со следующей форулировкой "Согласны ли вы с объединением ХМАО, ЯНАО и Тюменской области в один субъект федерации под названием Тюменский край с центром в городе Тюмень?"
       - Не-а-а, мы про-о-ти-ив! - загудела толпа.
       - Правильно - поддержал я народный порыв - именно так мы и ответим на референдуме, мы скажем твердое "НЕТ" всем объединительным потугам Собянина. Поскольку решение референдума обладает высшей юридической силой, правительство округа поставит вопрос о выходе ХМАО из состава Тюменской области и делиться деньгами нам ни с кем не придется. А теперь я предлагаю всем присутствующим стать участниками инициативной группы по проведению референдума и поставить свои подписи под протоколом собрания.
       Я опасался, что возникнут неудобные прения по формулировке вопроса, выносимого на референдум, но, к счастью, этого не произошло и все собравшиеся, включая охранника, охотно оставили свои автографы под заранее составленным протоколом собрания. Первыми подписать документ в качестве хохмы я доверил гражданам Путину и Собянину (очень распространенная в здешних местах фамилия), которые, конечно, были всего лишь однофамильцами, но все равно прикольно получилось.
       На следующий день информационные ленты запестрели сообщениями "Путин и Собянин высказались за объединение Тюменской области", а я, подливая масла в огонь, заявлял в интервью, что мероприятия по объединению области финансирует Березовский. Мне охотно верили, потому что в Тюмени и на Ямале инициативные группы полностью состояли из челнов незарегистрированной партии "Либеральная Россия", созданной Березовским.  В Доме правительства ХМАО началась паника, а в окружном избиркоме, куда я принес документы от имени инициативной группы, от меня шарахались, как от чумы, все клерки. Бумаги все-таки приняли, что показалось мне странным. На Ямале, например, от греха подальше в этот день вообще закрыли на клюшку окружную избирательную комиссию и велели его членам не выходить на службу до особого распоряжения.
       Причина благорасположения ко мне со стороны югорского избиркома прояснилась к вечеру. Приняли документы чиновники исключительно для того, чтобы получить доступ к персональным данным подписантов, к которым тут же явились офицеры ФСБ и, грозя всеми карами, в ультимативной форме потребовали написать заявления, что "я, гражданин такой-то, ни в каких инициативных группах не участвовал, на собрании не присутствовал и ничего не подписывал". Учитывая, что большинство подписантов были студентами местного университета и колледжа, то "склонить их к сотрудничеству" труда не составило - вызывали по одному к ректору и ставили перед выбором: подписать заявление или быть отчисленным.
       На следующий день председатель окризбиркома с ликующим видом вручил мне официальный отказ в регистрации инициативной группы и "прозрачно" намекнул, что я еще легко отделался: мол, у органов есть доказательства, что я сфальсифицировал протокол собрания, незаконно использовал паспортные данные граждан, подделал их подписи, а это подпадает  под действие ст. 206 Уголовного Кодекса РФ.
       Как вы понимаете, любые попытки повторить политическую инициативу, будут пресечены с той же гуманной решительностью и правовым цинизмом. Казалось бы, ситуация безвыходная, против лома нет приема, и нежные ростки демократии будут затоптаны кованым гебистским сапогом и отравлены бюрократическим ядохимикатом. Но мне удалось обхитрить и ФСБ, и административный ресурс.
       Первым же самолетом я метнулся в Тюмень и обзвонил своих знакомых фотомоделей и стриптизерш. Я тогда работал фотографом, так что база данных по красоткам у меня была обширная. Дело в том, что фотодивами и мастерами приват-танца в основном работали студентки, а половина всех студентов в тюменских вузах была с Севера. Меня, соответственно, интересовали только те, что были родом из Ханты-Мансийского округа. Уезжая на учебу в Тюмень, они сохраняли регистрацию по месту жительства в своих Пыть-Яхах, Саранпаулях и Лангеппасах, так что имели полное право выступить с объединительной инициативой. И самое главное, никакая ФСБ не могла до них дотянуться. Во-первых, потому что ни югорский губернатор, ни тем более, председатель ОИК, не могли дать поручение тюменскому управлению ФСБ найти и застращать диссидентов. Во-вторых, даже если бы гебня и кинулась их искать - хрен нашла бы. Ведь живет большинство из них на съемных квартирах, не имея никакой регистрации. Соответственно, сначала операм пришлось бы помотаться на вертолетах и катерах по самым отдаленным таежным углам Среднего Приобья, отрабатывая адреса, указанные в анкетах, сданных в избирком, выяснять у родственников, где их чадо проживает и учится в Тюмени, потом разыскивать их в областном центре и… И ничего. Угроза отчисления из вуза здесь не проканает, ведь учатся почти все платно, и потому никто никого не будет отчислять даже за несданную сессию, а уж просьбами хантейского ФСБ здесь сразу подотрутся.
       В общем, собрание провели, бумаги ушли в избирком ХМАО, который через месяц прислал отписку об отказе в регистрации инициативной группы по какой-то высосанной из пальца причине. Но к тому времени это уже не имело никакого значения, потому что цель нашей акции была достигнута - всех трех губернаторов вызвали в Кремль и поставили перед выбором: либо договаривайтесь по-хорошему, либо пишите заявление об отставке. Разумеется, Собянин выбрал первое и принял предложение Филипенко об отступных. Теперь дань Севера Тюмени оформляется следующим образом: автономные округа из своего бюджета финансируют проекты в рамках общеобластной программы "Сотрудничество", бюджетом которой распоряжаются тюменские власти.
       Вот так я помог губернатору Филипенке сломить сопротивления Собянина, а он мне после этого так подгадил. Эх, нет в жизни справедливости! Но вспомнил я об этом не самопохваленья ради. Дело в том, что эпопея укрупнения регионов в следующем году будет продолжена. Завтра я готов поведать страшную тайну о том, как и почему будут объединять Ленинградскую область и Санкт-Петребург. Обещаю сенсационный эксклюзив.
Порекомендуйте друзьям в Моём Мире@Mail.Ru   Поделитесь ссылкой ВКонтакте  
Tags: Россия, народное волеизъявление, политика, преступная власть, спецслужбы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments